Защита назвала абсурдным новое обвинение против Талеха Багирзаде

0
149

27 декабря 2017, 20:59

Защита назвала абсурдным новое обвинение против Талеха Багирзаде

Следствие сочло колюще-режущими предметами карты памяти, изъятые в тюрьме у осужденного лидера движения «Мусульманское единство» Талеха Багирзаде, сообщил его адвокат. Политологи заявили о фактическом разгроме азербайджанскими властями движения «Мусульманское единство».

Как информировал «Кавказский узел», 26 декабря Минюст Азербайджана, по словам адвоката лидера движения «Мусульманское единство» Талеха Багирзаде, заподозрил его подзащитного в хранении предмета, запрещенного правилами тюрьмы.

25 января суд приговорил Талеха Багирзаде и 17 его сторонников, обвиненных по делу о беспорядках в Нардаране, к длительным срокам заключения. Сам Багирзаде был осужден на 20 лет лишения свободы. Подсудимые, заявлявшие ранее о пытках со стороны силовиков, не признали вину. Азербайджанские правозащитники назвали фигурантов «Нардаранского дела» политзаключенными. В разделе «Справочник» на «Кавказском узле» опубликован материал о поселке Нардаран и конфликтах его жителей с властями.

Еще 28 июля, когда Талеха Багирзаде перевели из СИЗО в Гобустанскую тюрьму, при досмотре у него были обнаружены семь мини-карт памяти, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Багирзаде Фариз Намазлы. По его словам, карты были изъяты и отправлены на экспертизу, а самого Багирзаде заключили в карцер.

«На этих картах содержалась информация религиозного содержания — фильмы и песни. Экспертиза в самом содержании не нашла ничего противозаконного. Однако следствие квалифицировало само наличие у Багирзаде мини-карт как «хранение запрещенных предметов». По логике следствия, мини-карты являются «колюще-режущими предметами», — сказал Намазлы.

Адвокат указал на то, что доказывать невиновность заключенных сложно. «Ибо свидетельствуют против обвиняемого сами правоохранители, а свидетели-заключенные находятся в зависимом от них положении. Но в данном случае несостоятельность обвинения налицо. Карта памяти никак не может быть колюще-режущим предметом», — отметил Фариз Намазлы.

Он считает, что если у заключенного могут быть книги, то могут быть и электронные носители информации. «Главное, чтобы их содержание не было противозаконным», — пояснил адвокат. Изъятыми в тюрьме картами памяти Багирзаде пользовался в СИЗО, добавил Намазлы. «Там была возможность просматривать их через телевизор. Если в СИЗО это не было признано незаконным, то почему в тюрьме они вдруг стали запрещенными?» — сказал адвокат.

Бывший адвокат Багирзаде, Ялчин Иманов, также считает обвинения нелепыми. «С каких это пор мини-карты размером один-два сантиметра стали «колюще-режущими предметами»? С другой стороны, почему обвинение предъявляют спустя пять месяцев? Хотят продлить срок заключения Талеху Багирзаде? Но он уже получил 20 лет тюремного срока и дополнительные год-полтора для него не имеют особого значения. Это человек глубоко верующий, он за свои убеждения готов был и к пожизненному заключению», — отметил Иманов корреспонденту «Кавказского узла».

Аналогичное дело было возбуждено и в 2014 году, когда Багирзаде отбывал срок по обвинению в незаконном обороте наркотиков, отметил 26 декабря адвокат Багирзаде Джавад Джавадов. В ноябре 2013 года Багирзаде был приговорен к двум годам лишения свободы по обвинению в хранении и сбыте наркотиков, а 13 августа 2014 года суд увеличил на четыре месяца срок его заключения, признав Багирзаде виновным в хранении в СИЗО запрещенного предмета – мобильного телефона.

Политологи заявили о разгроме властями мусульманской оппозиции

Уголовное преследование членов движения «Мусульманское единство» показательно для всех верующих, несогласных с политикой властей, считает глава Центра политических и экономических исследований Far Centre, политолог Хикмет Гаджизаде.

«С середины нулевых годов власть последовательно ослабляла репрессиями светскую прозападную оппозицию. На этом фоне стали расти религиозные настроения. В 2010-2011 годах исламисты провели серию массовых акций протеста, поводом для которых послужили запреты на ношение хиджабов ученицами в школах. Полиция с трудом справлялась с демонстрантами, которые, в отличие от политической оппозиции, оказывали насильственное сопротивление», — рассказал Гаджизаде. Он предположил, что власть, почувствовав угрозу со стороны верующих, усилила давление на них. В 2011 году было арестовано руководство Исламской партии Азербайджана, но позднее, в 2015 году, появилось движение «Мусульманское единство», члены которого объединились вокруг популярного среди шиитов богослова Талеха Багирзаде, отметил политолог.

«Багирзаде был популярен тем, что поднимал вопросы социальной несправедливости, коррупции, нарушения прав граждан — в том числе свободы вероисповедания, ограничений на ношение хиджабов в школах. При этом его сторонники не были фанатичны, а само движение выступало за сохранение светского строя в Азербайджане, за уважение демократических свобод. Вероятно, власти увидели угрозы в формировании альянса между сторонниками политического ислама и светской оппозицией. Не случайно после ареста лидеров движения «Мусульманское единство» у них пытались получить показания о связях с Национальным советом демократических сил. Но они даже под пытками не оговорили лидеров светской оппозиции», — рассказал Гаджизаде.

После разгрома движения «Мусульманское единство» в Азербайджане практически не осталось протестных мусульманских организаций, отметил обозреватель агентства Turan Тофиг Тюркель. «Исламская партия некогда была в оппозиции к власти. Но после ареста руководства партии в 2011 году эта партия незаметна. Движение «Мусульманское единство» также после создания в 2015 году было сильно, за короткое время создало структуры в регионах. С конца 2015 года десятки его лидеров, активистов и сторонников были арестованы. И сейчас оно практически не существует. Те, кто остается на свободе, заняты больше защитой прав арестованных», — сказал Тюркель.

При этом, по его словам, власти усилили работу с верующими и религиозными общинами. «Недавно даже был учрежден Фонд пропаганды духовных ценностей, который предназначен для финансовой поддержки проектов в области религиозного просвещения», — отметил эксперт.

Он выразил сомнение в том, что властям удастся взять религиозную сферу под полный контроль. «Однако в ближайшей перспективе и, наверное, точно до президентских выборов 2018 года вряд ли появится новая оппозиционная структура на религиозном поле», — считает Тофиг Тюркель.

Представители главного следственного управления  Минюста Азербайджана оказались недоступными для комментариев относительно вмененного Талеху Багирзаде нарушения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here